Записи с темой: над пропастью во ржи (список заголовков)
00:14 

Твой перевод огорчает Сэлинджера

Все же знают, что я фанат Сэлинджера? Если не знаете, то вот, знайте. Как истинный поклонник, я уже давно задался целью собрать (и прочесть, естественно) все его творения, какие только можно. В общем-то с основной частью произведений проблем не возникло. Самый знаменитый роман Сэлинджера, конечно же, имеется в толстом переплете, куплены его повести и рассказы, более того, даже псевдо-продолжение истории Колфилда от некоего Джона Калифорнии. Когда все, что имелось на книжных полках нашего города, было мною скуплено, встал вопрос, где же взять еще? Очень хотелось собрать хотя бы все произведения, рассказывающие историю семьи Глаасов, и как назло, в моей коллекции не хватало одной единственной повести - "16-й день Хэпворта 1924 года". Читать ее в электоронке для меня было бы кощунством, поэтому я продолжил шерстить книжные прилавки. Поиски привели меня к толстенькой книженции с названием "Дж. Д. Сэлинджер. Собрание сочинений" от издательства "Эксмо". Секундная радость от того что там, возможно, есть те произведения, которых я еще не читал, пропала сразу же после того как я открыл оглавление...


Естественно, там не было ничего для меня нового, но удивило меня вовсе не это. Названия всех произведений были совсем не привычны. Переведены как-то не так. Мне одновременно стало очень смешно и очень грустно. Сейчас я просто хочу перечислить вам версии переводов того самого сборника в сравнении с уже привычным, а после забыду о нем, как о страшном сне.

1. "Ловец на хлебном поле" (оригинал - "The Catcher in the Rye", устоявшийся перевод - "Над пропастью во ржи")
Ладно, тут понятно, решили не парится и перевести дословно. "Catcher" - это действительно ловец, да вот только откуда взялось хлебное поле, если "rye" - это рожь, да и уж если использовать слово "поле", то можно было хотя бы назвать его "ржаным". Насколько я помню, даже в самом произведении о нем говорится. Самое смешное, что выражение "над пропастю во ржи" уже давно является устойчивым в русском языке. И пускай оно переведено не так уж дословно, но все же является удачным и неизменно ассоциируется с фамилией Сэлинджера. Зачем было его менять - мне не понятно.

2. "Девять рассказов" (название сборника, естественно, не претерпело никаких изменений, да тут, собственно и менять то нечего)
- "Самый день для банабульки" (оригинал - "A Perfect Day for Bananafish", устоявшийся перевод - "Хорошо ловится рыбка-бананка")
Банабулька? БАНАБУЛЬКА? Блять, да что это за слова то такое? Где они это вычитали? Они бы еще бананорыбой ее назвали. Или полурыба-полубанан - тоже хороший вариант. С началом названия все та же история - перводится дословно. Никакой фантазии.
- "Дядюшка Хромоног в Коннектикуте" (оригинал - "Uncle Wiggily in Connecticut ", устоявшийся перевод - "Лапа-растяпа")
Хорошо, тут не буду придираться, привычный перевод действительно далек от оригинала. Хотя "дядюшка Хромоног" и звучит слегка нелепо.
- "На пороге войны с эскимосами" (оригинал - " Just Before the War with the Eskimos", устоявшийся перевод - "Перед самой войной с эскимосами")
Здесь близко, не будем заострять внимания.
- "Хохотун" (оригинал - " The Laughing Mans", устоявшийся перевод - "Человек, который смеялся")
Вот она, вот она квинтэссенция тупости. Такое ощущение, что люди, переводившие название, самого рассказа вовсе не читали. Да там же прямая отсылка к Гюго и его "Человеку, который смеется", какой нахрен "хохотун", вы упоротые там что ли все?
- "У швербота" (оригинал - "Down at the Dinghy", устоявшийся перевод - "В лодке")
Я не поленился, и погуглил, что же это такое - "швербот". Оказалось - тип конструкции парусной яхты. Видимо переводчики решили выпендреться и вместо обычного "лодка" ("dinghy", кстати, именно так и переволдится) впендюрили свое "швербот". Тут же возникает вопрос, а почему же тогда "у швербота", а не "в шверботе", ведь мальчик в рассказе как раз был в лодке. Сплошное недоразумение.
- "Для Эсме, с любовь и скверной" (оригинал - "For Esmé - with Love and Squalor", устоявшийся перевод - "Дорогой Эсме - с любовью и всякой мерзостью")
Тут, опять же, не далеко ушли от привычного варианта и перевели дословно. Такое ощущение, что переводчик вбивал оригинальные текст в промт и, ничего не изменяя, отправлял его в печать.
- "Губки - ах, в глазах листва" (оригинал - "Pretty Mouth and Green My Eyes", устоявшийся перевод - "И эти губы, и глаза зелёные…")
То, что "губки - ах", это еще пускай, но откуда в глазах появилась листва, если речь идет просто об их цвете, мне не очень понятно.
- "Серый период де Домье-Смита" (оригинал - "De Daumier-Smith’s Blue Period", устоявшийся перевод - "Голубой период де Домье-Смита")
ДА КТО ВАС АНГЛИЙСКОМУ УЧИЛ? "Blue" - это голубой! ГО-ЛУ-БОЙ! Откуда, блять, вы здесь серый выискали? Или слово "голубой" в название может обидить приверженцев однополых отношений, поэтому его решили убрать? Потому как других причин я не вижу. Хотя и это не причина, ведь геев то в рассказе нет.
- "Тэдди" (оригинал - "Teddy", устоявшийся перевод - "Тедди")
Да неужели.

3. "Фрэнни" (тут, ясное дело, все так же)

4. "Зуи" (аналогично)

5. "Потолок поднимайте, плотники" (оригинал - "Raise High the Roof Beam, Carpenters", устоявшийся перевод - "Выше стропила, плотники")
Да это же просто полнейшая промтовщина. "Raise High" - это стропила. Не потолок. Потолок - это поверхность над головой. Стропила - несущая система крыши. Две разные вещи. Могли бы назвать еще "Дверь запилите, плотники". А что, модно-молодежно.

6. "Симор. Вводный курс" (оригинал - "Seymour: An Introduction", устоявшийся перевод - "Симор: введение")
Иногда при переводе можно хотя бы подумать логически. Симор - это не наука, чтобы у него был "вводный курс". Симор - это персонаж. И данная повесть раскрывает детали жизни этого персонажа, те, что мы еще не знал. Это как бы "введение" к остальным историям о семье Глассов. Ну а наш переводчик, видимо как всегда не удосужился вникнуть в суть.

Единственный вопрос, который остается в моей голове, так это "зачем?" Зачем было нужно заново переводить Сэлинджера? Кто станет читать книгу, в которой даже названия произведений переведены так бездарно? У Риты Райт-Ковалевой замечательные переводы, к чему заново изобретать велосипед, если все уже давно привыкли к уже существующему переводу? Дешевый способ прославиться? Удручает, что данную "отрыжку переводчиков" выпустило такое хорошее издательство, ранее уже издававшее Сэлинджера в нормальной версии. И я, естесвенно, не собираюсь это читать, тем более, судя по отзывам, новый перевод получился в разы хуже. Печально все это, господа.

@темы: статьи, перевод, книги, Фрэнни и Зуи, Сэлинджер, Над пропастью во ржи, Девять рассказов, Выше стропила, плотники

16:58 

Герои книг не должны стареть

«Человек не должен брать на себя то, что полагается Богу».
Джером Дэвид Сэлинджер «Над пропастью во ржи»

Похоже, мода на Сэлинджера уже давно прошла, но это вовсе не значит, что ему не стоит уделять внимания. И, пускай, некоторые продолжают называть его переоцененным автором, поклонники творчества Сэлинджера будут всегда, и я, в свою очередь отношусь к их числу. Так же, как и некий Джон Дэвид Калифорния - человек, который попытался написать продолжение самой знаменитой сэлинджеровской истории «Над пропастью во ржи». Сложно оценивать чью-то попытку развить чужую идею, еще сложнее сделать это непредвзято, но я, все же, попробую.


Само сабой без сравнений тут не обойдется. Первое, что бросается в глаза - это неустанные попытки автора писать «как Сэлинджер». И скажу я вам, у него это вполне себе неплохо получается. Явно чувствуется уважение к творчеству любимого автора. Правда, здесь Калифорния сталкивается с первой проблемой: он скован рамками, и как бы ему этого не хотелось, писать приходилось все равно как кто-то другой. И эта скованность чувствуется, поэтому повествование время от времени кажется пресным. Автор боится выйти за рамки, и, пускай, для поставленной цели это, возможно, и нет так плохо, но для удачной книги этого мало. Кроме того, Калифорния пытается построить свой рассказ в качестве диалога между Сэлинджером и его героем, что мне показалось не лучшей идеей. Я всегда считал, что книжный герой всегда должен хоть чуть-чуть казатся реальным. А если уж вы захотели написать книгу о писателе, то стоит немного отступить от жанра художественной литературы. Хотя, возможно, я чего-то не понял.
К сюжету особых замечаний нет. Единственное, что смущало - это то, что постаревший Колфилд думал все так же, как семнадцатилетний пацан, а вовсе не как умудреный опытом старик. Как будто ничего и не изменилось. Калифорния сам загнал себя в эту ловушку - пытался соответствовать по стилю Сэлинджеру, но совсем позабыл, что уж за 60 лет образ мышления все же должен хоть как-то измениться. Кроме того (это уже мое личное недовольство), мне было слегка грустно от того, во что превратили одного из моих любимых героев. Когда я заканчивал чтение «Над пропастью во ржи» я представлял себе какой замечательной может быть жизнь Колфилда, у него все было впереди, и оставалось только догадываться, что его ожидает. Но в «Вечером во ржи» мы видим его уже увядшим стариком, не желающим жить, брошенным и прозябающим в доме для престарелых. Это совсем не то, что я себе представлял. Да и кому вообще интересно читать про стариков? Да даже старикам про стариков, скорее всего, читать не интересно. Можно было бы написать «10 лет спустя», или хотя бы 20. Но 60 - это слишком большой срок. Хотя, возможно, Калифорния побоялся, что не справится, ведь про человека, у которого в жизни ничего не осталось написать всегда намного проще.
Я бы сказал, что «Вечером во ржи» вызывает весьма неординарные чувства. Читать вроде бы и интересно, но вышеописанные минусы все время мешают оценить произведение с положительной стороны. Тем, кто не читал оригинального произведения, естетвенно, за книгу браться не стоит вовсе. Людям, которым понравился «Над пропастью во ржи», но не фанатеющим от Сэлинджера сие произведение, возможно, даже прийдется по вкусу. Ну а я, как поклонник творчества этого замечательного автора, остался не доволен. И вовсе не потому что, кто-то посягнул на святое, нет. Просто все это можно было сделать гораздо лучше. И от этого становится грустно.

@темы: книги, Сэлинджер, Над пропастью во ржи, Джон Дэвид Калифорния, Вечером во ржи. 60 лет спустя, рецензии

20:08 

Еще книги, УАХАХА! Наконец-то у меня есть собственная «Над пропастью во ржи», да еще и с «Вечером во ржи» в придачу. Счастье то какое х) Спасибо моей любимой Вике)

@темы: Сэлинджер, Над пропастью во ржи, Вечером во ржи, книги, подарки

Дневник Павла К.

главная